Издательский Дом МГУ

История

Типография новоустроившаяся гражданская при Московском университете, которая частию взята из императорской Академии наук в 1756 г. Сия типография со временем изданием своих ученых книг в немалую славу превзойтить может.
Из записок современника
Издательству МГУ-250 лет

Издательство МГУ имеет вековую историю. Оно всего лишь на год моложе самого университета.

1756 год… Немногим более тридцати лет прошло со времени кончины Петра, оставившего россиянам в наследство неутолимую жажду нового знания. Клонилось к закату правление Елизаветы Петровны, по-прежнему благосклонно поддерживавшей академические проекты М. Ломоносова и И. Шувалова. Всего годом ранее высочайшим повелением учрежден императорский Московский университет, а ныне, в канун первой его годовщины, предписано «оному Московскому университету учредить типографию и книжную лавку, в которых происходимыя университетских писателей сочинения и переводы печататься и продаваться в пользу общую могут».

Старая патриархальная Москва, в подозрительной настороженности своей не воспринимавшая новомодных привычек северной столицы, да и самих петербуржцев подчас принимавшая за иностранцев, получала свою первую гражданскую типографию, открытие которой оказало необычайно сильное воздействие на последующее развитие ее духовно-культурной и умственной жизни.

В силу этих и многих других конкретных исторических условий и обстоятельств день 25 апреля 1756 года (8 мая по новому стилю) занимает особое место в истории русской культуры. Он стал одновременно и датой, с которой ведет отсчет история русского университетского книгоиздания, и днем рождения московского научного книгопечатания, и поворотным пунктом в истории становления и распространения в самой России и за ее пределами передовых научных знаний.

Уже с первых шагов существования университетской типографии поражают размах издательской деятельности университета и ее тщательно задуманное тематическое разнообразие.

Довольно быстро начинают сбываться слова современника о грядущей славе, которую стяжает Московскому университету его деятельность по изданию своих ученых книг. Открывая непознанное, первые русские профессора показывали ученому западному миру ту самую «способность и остроту в науках», ту достойную похвалы доблесть в «рассуждении высоких знаний», о которых мечтал основатель университета М Ломоносов.

Особое внимание уделяется выпуску учебной книги: «Честь и назначение университета требуют того, чтобы он всеми мерами способствовал к скорейшему доставлению учебных пособий, принятых уже везде и ожидаемых единственно от Московского университета».

Наконец, идеи просветителей, овладевшие умами значительной части русского дворянства не без одобрения новой императрицы Екатерины II, но под ее неусыпным контролем, оказали существенное влияние на формирование третьего, основного направления в издательской деятельности Московского университета, выразившегося в многочисленных публикациях художественной, научно-популярной, просветительской литературы.

Служение великому триединству задач науки, образования и культуры прослеживается во всей истории Московского университета, в его разносторонней издательской деятельности вплоть до настоящего времени. 26 апреля 1756 года со станков университетской типографии сходит первый номер первой столичной газеты «Московские ведомости». В январе 1760 года выпускается первый номер первого московского литературного журнала «Полезное увеселение» (ред. М.М. Херасков). В 1763 году русский читатель впервые в переводе на русский язык знакомится с произведением Сервантеса. В сентябре 1757 года начата печатью и в 1759 году выпущена в свет «Новая итальянская грамматика» - первый учебник итальянского языка в России, составленный студентом Московского университета Егором Булатницким.

Первый, первая, впервые… - эти слова чаще всего встречаются в летописи издательской деятельности Московского университета. Именно они – непреложной объективностью факта – более и полнее других слов говорят о той, по-своему исключительной роли, которая отведена издательской деятельности Московского университета в истории отечественной культуры.

Не перечесть всего, что было издано впервые с издательскими марками Московского университета: «Записки охотника» И.С. Тургенева соседствуют с «Историей Российской с самых древнейших времен» В.Н. Татищева, «Сказки тысячи и одной ночи» - с первым изданием «Сонетов» Адама Мицкевича, «Видимый свет» Яна Амоса Коменского – с «Аббатом Сугерием» Т.Н. Грановского, «Опыт исторической грамматики русского языка» Ф.И. Буслаева – с исследованием К.Э. Циолковского «Аэроплан, или птицеподобная (авиационная) летательная машина». Множество книг, знакомых сегодня каждому. Множество издательских марок, но что известно о них современному читателю?

История издательских марок Московского университета представляет собой одну из увлекательнейших глав истории его издательской деятельности. История марок – история аренд. А каждая новая аренда подчас отраженный итог той острейшей идейной и политической борьбы в России, которая не могла обойти стороной крупнейший центр научной мысли, самое «средоточие русского образования». (А.И. Герцен).

Именно в университетской типографии в 1779 году начиналось знаменитое «новиковское десятилетие», когда по предложению М. Хераскова типография была передана в десятилетнюю аренду незадолго до того переехавшему из Петербурга в Москву Николаю Ивановичу Новикову, оставившему блистательный и памятный след в истории книжного дела в России. Целое десятилетие издательские знаки Н. Новикова (вензельное переплетение двух букв Н) ставились на титульных листах сотен книг и журналов, вызывавших неизменное неудовольствие императрицы. Аренда была прекращена высочайшим указом до истечения срока и без права возобновления, а со следующего арендатора, Александра Светушкина, была испрошена еще до контракта подписка и том, сто никого из Типографической компании Н. Новикова на службу он брать не станет.

Усиление цензурного контроля над изданиями университетской типографии чувствовал и сменивший А. Светушкина его родственник и душеприказчик В. Окороков. Урок Новикова оказался, видимо, памятным надолго: не в этой ли связи в университетском Уставе 1804 года оговорено особо, что правление Университета, распоряжаясь собственной типографией, вправе получать «оную в смотрение» или «отдавать в содержание людям надежным»? Малозаметный след оставили в истории издательской деятельности университета аренды Х. Клаудия и Х. Ридигера (1794-1801 гг.), Ф.Ф. Люби, И.В. Попова и Е.М. Гария (1802-1805 гг.). С 1806 по 1863 год типография подчиняется Правлению университета, а на титулах всех изданий помещается марка «И. М. У. Т.» (императорского Московского университета типография).

С января 1863 года по причине хозяйственных и финансовых затруднений типография вновь сдается в аренду, на этот раз в руки, «чрезвычайно надежные» с точки зрения властей, - М.Н. Каткову и П.М. Леонтьеву. Редакционная издательская и журналистская деятельность М.Н. Каткова неоднократно вызывала резкий и решительный протест прогрессивных профессоров Московского университета (С.М. Соловьева, В.И. Вернадского и других), что, однако, не помешало царскому правительству не только продлить срок аренды на последующие двенадцать лет, но и уменьшить почти вдвое сумму ежегодной арендной платы. С этого времени и вплоть до победы Октябрьской революции в силу указанных обстоятельств типография, не прекращая ни на день своей деятельности, практически больше не принадлежит Московскому университету.

1917 год… «Великая Октябрьская социалистическая революция. Начало создания новых условий для развития издательского дела в стране и в Московском университете в частности».

Поразительно, но среди множества неотложных задач, как-то снабжение населения продовольствием и топливом, новым правительством была выделена и во весь рост поставлена задача культурного плана. «Культуру – в массы!», «Искусство принадлежит народу!», «Наука принадлежит трудящимся!» - эти лозунги определяли основное содержание и пафос начинавшейся гигантской работы по подготовке и развертыванию культурной революции.

Огромное значение приобретало издательское дело – мощнейшее оружие пропаганды. В первые послереволюционные годы резко возрастает выпуск учебников и общедоступных изданий русской классики. На какое-то время стирается годами и десятилетиями складывавшаяся специализация издателей: нет «просто коммерческих» издательств, есть одна общая задача - «выпуск наинужнейших, наиважнейших, наиполезнейших книг».

Но стремительное и широкое развертывание фронта культурного строительства вело к усложнению задач, их переформулировке с учетом долговременной перспективы развития. В этих новых условиях ставшая неизбежной коренная перестройка издательского дела вновь поставила на повестку дня вопрос о специализации издательств.

В 1924 году создается издательство Ассоциации научно-исследовательских институтов при физико-математическом факультете 1-го МГУ. Всего годом позднее – 27 ноября 1925 года – начинает свою деятельность издательство 1-го МГУ – предшественник современного Издательства Московского университета.

Начинать приходилось с малого: в 1927 году планировалось выпустить в свет всего лишь 16 изданий, однако эти первые книги закладывали основу качественно нового этапа в развитии издательской деятельности Московского университета.

Во второй трети XX века издательская деятельность университета впервые со всей определенностью начала выступать в качестве особой формы организации научных исследований, имеющей своей целью всемерное содействие распространению результатов научного поиска, скорейшего внедрения их в практику. Решающую роль в определении издательской политики университета начал играть Редакционно-издательский совет МГУ, в состав которого входят ведущие ученые, педагоги, организаторы науки – представители различных отраслей знания. Важнейшей задачей Совета стала выработка и своевременная переориентация основных направлений издательской деятельности университета с учетом динамики развития отдельных отраслей науки, актуальности, научной и практической значимости получаемых наукой результатов. Именно этим обстоятельством объясняется высочайший авторитет книг и журналов, публикуемых с издательской маркой Московского университета.

Опыт издательской деятельности МГУ в значительной степени способствовал определению основных задач, форм и направлений издательской деятельности других советских университетов, получившей наибольший расцвет после Великой Отечественной войны. Наличие единого подхода к определению целей и задач научного книгоиздания в соотнесенности с логикой развития высшей школы, университетской науки, образования и культуры позволили говорить об университетском книгоиздании нашей страны как особой отрасли научно-педагогического книгоиздания, обладающей большим потенциалом, использование которого дает возможность более эффективно, действенно и полно внедрять в практику достижения отечественной науки. Университетское книгоиздание выступило одним из важнейших факторов постоянного совершенствования тематики научных исследований.

«Век нынешний и век минувший» - сколь ощутимо разнятся они и насколько сами различия между ними невыразимы с привычной помощью колонок цифр, дат и чисел.

К концу XX века Издательство Московского университета ежегодно выпускало в свет свыше тысячи названий книг, брошюр и журналов тиражом более 3,5 миллионов экземпляров. За весь XVIII век Московским университетом было опубликовано всего 3 тысячи названий.

Однако через цепочку фактов и событий, выявленных в фондах различных московских архивов и на страницах публикаций былых лет, прослеживается четкая логика становления, укрепления и развития основных принципов отечественного университетского книгоиздания, впервые получивших наиболее отчетливое и завершенное воплощение в издательской деятельности Московского университета.